ISSN: 1994-1471

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО ПРАВА

Споры о соотношении Конституции России и Европейской конвенции о защите прав человека: можно ли избежать цугцванга?*
THE DEBATE OVER THE CORRELATION BETWEEN THE RUSSIAN CONSTITUTION AND THE EUROPEAN CONVENTION ON HUMAN RIGHTS: IS IT POSSIBLE TO AVOID ZUGZWANG?*

Опубликовано в номере 2 за 2016 год

DOI: нет данных

Автор: Я. С. Кожеуров / Author: Kozheurov, Y. S.

Рубрика: К 20-ЛЕТИЮ ВСТУПЛЕНИЯ РОССИИ В СОВЕТ ЕВРОПЫ


  1. В год двадцатилетия вступления России в Совет Европы наиболее жаркие споры вызывает дискуссия о соотношении российской Конституции и Европейской конвен- ции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., о «правовых силах» Конституци- онного Суда Российской Федерации (КС РФ) и Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ), о месте постановлений и решений ЕСПЧ в правовой системе Российской Федерации. В ста- тье обосновывается тезис о том, что в рамках дуалистической модели соотношения международного и национального права верховенство Конституции в рамках российской правовой системы не отменяет необходимости соблюдения международных обяза- тельств. В этой связи неисполнение взятой на себя Российской Федерацией обязанности выполнять окончательные постановления ЕСПЧ не может быть оправдано исключитель- но ссылками на высшую юридическую силу Конституции, поскольку такое верховенство Конституция РФ имеет в рамках российской правовой системы. Исключить противоправ- ность деяния по международному праву и, следовательно, исключить международную ответственность могут только правила, принятые в международно-правовой системе. Одним из таких оснований является состояние необходимости, возможность ссылок на которое в контексте задействования процедуры гипотетического неисполнения отдель- ных постановлений ЕСПЧ, продекларированной в постановлении КС РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П, рассматривается в настоящей статье.




  2. In the twentieth year of Russia’s accession to the Council of Europe, the most heated debates are held over the correlation between the Russian Constitution and the European Convention on Human Rights 1950 (ECHR), the “legal powers” of the Constitutional Court of the Russian Federation (the CC of the RF) and the European Court of Human Rights (ECtHR), the place of judgments and decision of the ECtHR in the legal system of the Russian Federation. The Article substantiates the idea that, within the dualistic model of correlation between international and national law, the supremacy of the Constitution within the framework of the Russian legal system does not eliminate the requirement to honor international obligations. In this context, the failure to perform the obligation to enforce final decisions of the ECtHR (Art. 46 of the ECHR) that the Russian Federation has assumed cannot be justified solely by the reference to the supremacy of the Russian Constitution, because the Russian Constitution enjoys supremacy only within the framework of the Russian legal system. The wrongfulness of the act under international law and, therefore, international responsibility can be excluded only on the legal grounds adopted by the international legal system. The Article considers one of such grounds, namely, the state of necessity. The possibility of reference to this ground in the context of implementation of the procedure of hypothetical failure to enforce certain decisions of the ECtHR was declared in the Resolution of the Constitutional Court of the RF №21-P of 14 July 2015.






Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 1026




  1. нет данных


Уважаемые авторы!

Сообщаем Вам, что с апреля 2019 года мы переходим на новый сайт aprp.msal.ru

Обращаем Ваше внимание, что статьи по электронной почте больше не принимаются!

Правила приема статей представлены по ссылке