ISSN: 1994-1471

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО ПРАВА

Зарубежный опыт законодательного регулирования противодействия коррупции в системе публичной службы и имплементация норм международного права в законодательную базу Российской Федерации
Foreign practices of legislative regulation of anti-corruption in the public service system and the implementation of rules of international law in the legal framework of the Russian Federation

Опубликовано в номере 9 за 2014 год

DOI: нет данных

Автор: Коновалов Валерий Алексеевич / Author: Konovalov Valery Alekseevich PhD in law, Associate Professor of the Chair of Administrative and Financial Law, Orenburg Institute (branch) of Kutafin Moscow State Law University (MSLA)

Рубрика: Актуальные проблемы административного права и процесса


  1. Статья посвящена вопросам правового соотношения законодательного противодействия коррупции в системе публичной службы в международном и российском праве. Тип противодействия коррупции взаимообусловлен с видом правовой системы, принятой в обществе. Зарубежное регулирование антикоррупционной работы насчитывает несколько систем права, которые отличаются своим подходом к борьбе с коррупцией. Опыт наиболее успешных европейских стран показывает, что в противодействии коррупции наиболее существенными является системность проводимой работы и комплексность решения возникающих задач. Европейское право содержит массивную систему антикоррупционных нормативных документов, определяющих отношения в сфере публичной службы. В статье отмечается, что для России, как для государства, во многом унаследовавшего систему и правовые основания служебной деятельности из истории советской России, немаловажен опыт борьбы с коррупцией в государствах бывшего СССР. Российской Федерацией ратифицированы такие важнейшие нормативно-правовые основы противодействия коррупции, как Конвенция Совета Европы от 28 января 1999 года, Конвенция ООН против коррупции от 31 октября 2003 года. Закономерным видится вывод исследователей, что «Федеральный закон № 105369 – 5 «О противодействии коррупции» направлен не только на реализацию Национального плана противодействия коррупции, но и призван отразить последовательную реализацию принятых на себя Россией международных обязательств в рассматриваемой сфере. В статье 5 Конвенции ООН против коррупции утверждается обязанность государств - участников периодически проводить оценку соответствующих правовых документов и административных мер с целью определения их адекватности с точки зрения предупреждения коррупции и борьбы с ней», что является новым и сравнительно мало разработанным направлением работы отечественного правоведения. Работа в этом направлении ведется как на федеральном уровне, так и в субъектах федерации. Вместе с тем правовая база борьбы коррупции в России не во всем следует приоритету международных норм, требований и определений. Россия не ратифицировала третью антикоррупционную конвенцию мирового права, Конвенцию о гражданско-правовой ответственности за коррупцию (1999). Это связано с рядом факторов, определяющих своеобразие правовых документов антикоррупционной направленности.




  2. This article deals with the issues related to legal correlation of the legislative anti-corruption in the public service in international and national law. Anti-corruption type is interdependent with a legal system adopted in the society. Foreign regulation of anti-corruption activity comprises several legal systems, which differ in their approach to the fight against corruption. Practices of the most successful European countries show that the most significant factors in the fight against corruption are consistency of work done and complexity of solution of emerging problems. European law contains a massive system of anti-corruption regulations determining relations in the public service. The article notes that for Russia, as for the state, which largely inherited the system and the legal basis for official activity from the history of Soviet Russia, practices in fighting corruption in former Soviet states are very important. Russian Federation ratified such important legal framework for combating corruption as the Council of Europe Convention of 28 January 1999, the United Nations Convention against Corruption of 31 October 2003. It seems a logical conclusion of researchers that "Federal Law №105369 – 5 "On Combating Corruption" is aimed not only at the implementation of the National Anti-Corruption Plan, but is intended to reflect the consistent implementation of the international obligations assumed by Russia in this sphere. Article 5 of the UN Convention against Corruption approves the obligation of member-states periodically to evaluate relevant legal instruments and administrative measures with a view of determining their adequacy in terms of prevention of corruption and the fight against it, which is a new and relatively little-developed focus area of national jurisprudence. Work in this direction is underway both at the federal level and in the subjects of the Federation. However, the legal framework to combat corruption in Russia doesn’t always follow the priority of international standards, requirements and definitions. Russia didn’t ratify the third anti-corruption convention of the world law, the Convention on civil liability for corruption (1999). This is due to a number of factors that determine the peculiarity of anti-corruption instruments.






Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 2753





Уважаемые авторы!

Сообщаем Вам, что с апреля 2019 года мы переходим на новый сайт aprp.msal.ru

Обращаем Ваше внимание, что статьи по электронной почте больше не принимаются!

Правила приема статей представлены по ссылке